Самый модный показ

Фэшн-показы первой половины прошлого века проходили по единому сценарию: зал, набитый журналистами, клиентами и байерами (некоторые дизайнеры разделяли публику), полная тишина, прерываемая звуком каблуков идущих по подиуму моделей и голосом девушки, объявляющей номера и названия комплектов. Всё. Ни спецэффектов, ни хотя бы какой-нибудь захудалой звезды в качестве модели. Такое положение дел существовало до конца 1970-х.

А потом началось. Фэшн-показы из простой демонстрации новых трендов превратились в полноценные развлекательные шоу — с музыкой, сценографией и моделями, которые не боятся импровизировать. С каждым годом сценарии становились все сложнее: кто-то, как Джон Гальяно, делал ставку на эффектные декорации и не скромничал при выборе локации для показов, а кто-то, как Мартин Маржела, превращал подиумные выходы в концептуальные спектакли. Свои коррективы внес очередной финансовый кризис — после 2008 года даже самым прибыльным люксовым домам пришлось заметно урезать расходы. Наступила эпоха нового минимализма как в дизайне, так и в том, что касается мероприятий и, конечно, показов. Впрочем, некоторым дизайнерам никакие биржевые обвалы не мешают и дальше воплощать в жизнь идеи, по масштабам достойные сочинской Олимпиады (да-да, Карл, мы к вам обращаемся). И все же театрализованные показы сегодня скорее исключение, а потому и эффект производят в разы более внушительный. Самые выдающиеся — в нашей подборке.

Courrèges, осень-зима 1965/1966

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

   

Представитель новой волны парижских дизайнеров 1960-х Андре Курреж был одним из первых, кто решил нарушить привычный ход вещей в демонстрации коллекций. Его эпохальный показ 1964 года, ознаменованный прессой Space Age, вызвал столько шума не только из-за чрезвычайно коротких юбок. По модерновому белому салону модели выходили под громкие музыкальные биты. Кстати, после 1967 года все шоу Куррежа ставила его жена Жаклин.

Показ в Версале, 1973

В 1973 году известнейший фэшн-журналист, которую называли крестной матерью американской моды, Элинор Ламберт и искусствовед Жеральд ван дер Кемп, в то время курировавший реставрацию Версаля, решили организовать в бывшей королевской резиденции модный показ. Но не простой, а который бы стал своеобразной площадкой для битвы между парижскими и американскими дизайнерами. В шоу, которому было суждено стать одним из ключевых в истории моды, со стороны Франции участвовали Юбер де Живанши, Пьер Карден, Эммануэль Унгаро, Ив Сен-Лоран и Марк Боан, тогда работавший на Dior, а со стороны США — Оскар де ла Рента, Билл Бласс, Рой Хальстон, Анна Кляйн и Стивен Барроуз. Действие проходило в Версальской королевской опере, на сцене которой специально для парижских дизайнеров выстроили картонные декорации: «Бугатти» размером с лимузин для Сен-Лорана, карета Золушки для Dior, космический корабль для Кардена, цветочную беседку для Живанши и носорогов, тянущих за собой цыганский фургон, для Унгаро. Играл оркестр, на сцене танцевали Рудольф Нуреев и Жозефин Бейкер. Сет-дизайн американской стороны был скромнее, зато в качестве их поддержки выступала сама Лайза Миннелли, а в показе участвовали целых 12 темнокожих девушек-моделей — нонсенс для того времени.

Thierry Mugler, весна-лето 1984

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

Мы уже вспоминали этот показ, когда рассказывали об отношениях религии и моды, но не прочь повториться. Его закрывала легендарная Пэт Кливленд, только вот ее появление ординарным не назовешь. Модель спустили прямо из-под потолка над конструкцией, символизировавшей, надо полагать, божественные лучи. Одетая в полупрозрачное платье и шляпу, напоминающую нимб, Кливленд изображала Деву Марию во время коронации после Вознесения

Maison Martin Margiela, весна-лето 1989

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

MAISON MARTIN MARGIELA, ВЕСНА-ЛЕТО 1989

Первый парижский показ выпускника небезызвестной Антверпенской королевской академии искусств задал тон дальнейшей истории его модного дома. Модели с наглухо обмотанными черной тканью лицами ходили по подиуму, устланному белой тканью, и оставляли красные следы (подошвы были выкрашены краской). Ткань пустили на создание новых вещей из следующей коллекции. У Мартина Маржелы было много других гениальных идей для своих показов: достаточно вспомнить тот, что проходил одновременно в двух местах в разных концах Парижа, или инсталляцию — жакет, который постепенно съедал плесневой грибок. Объединяла их ключевая идея, которую Маржела пронес через все свое творчество — на любом модном показе в центре внимания должна оставаться одежда, а не дизайнер или модель.

Hussein Chalayan, весна-лето 1998

Это шоу сам Хуссейн Чалаян назвал In Between («Между»), и до сих пор оно остается одним из самых противоречивых за всю историю моды. Сюжет незамысловат: на подиум одна за другой выходят девушки, закутанные в паранджу. Первая модель — абсолютно голая. Лица всех девушек остаются закрытыми. Сам дизайнер комментировал шоу так: он не хотел вкладывать в коллекцию сексуальный подтекст, а лишь рассуждал о роли женщины в мусульманском обществе. По мнению Чалаяна, женщины лишены не только права голоса, но и индивидуальности, вынужденные прятать лицо и тело под безликими одеждами. Некоторые представители общины, правда, усмотрели в этом показе личное оскорбление (готовы поспорить, то были староверы мужского пола).

Yohji Yamamoto, весна-лето 1999

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

YOHJI YAMAMOTO, ВЕСНА-ЛЕТО 1999

Вот на подиум выходит дебютантка сезона, польская модель Малгоша Бела — она одета в белоснежное платье с кринолином, типичная невеста, ничего удивительного. В какой-то момент она наклоняется, дергает за молнию на одном из уровней юбки, и тут начинается шоу. В этом платье и был весь смак — множественные молнии расстегивались, и из недр юбки, будто из волшебной шляпы, появлялись легкий плащ, шляпа и перчатки, которые Малгоша надела на себя, после чего удалилась за кулисы. Стоит ли говорить, что этот показ сыграл немалую роль в старте карьеры модели.

Viktor & Rolf, осень-зима 1999/2000

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

VIKTOR & ROLF, ОСЕНЬ-ЗИМА 1999/2000

В поздние 1990-е и ранние 2000-е Виктор Хорстинг и Рольф Снорен любили устроить из своих показов целый перформанс. Например, презентация их коллекции 1996 года под названием Launch проходила в формате выставки, где манекенами служили миниатюрные куклы. Одним из самых эффектных в истории бренда стал показ сезона осень-зима 1999/2000 — коллекцию Babushka дизайнерский дуэт показал на одной-единственной модели, Мэгги Райзер, и состояла она из девяти разных платьев, в которые Виктор и Рольф слой за слоем одевали Мэгги. Эдакая матрешка наоборот. В финале девушка оказалась укутанной в кокон из одежды весом ни много ни мало 70 кило.

Alexander McQueen, весна-лето 2001

Каждое шоу Александра Маккуина для собственного бренда было театральным манифестом, будь они вдохновлены чем-то скабрезным (например, золотым дождем), чем-то прекрасным (мифической Антарктидой) или же вовсе предвосхищали эпоху счастливого брака моды и технологий (мы про ту самую голограмму Кейт Мосс). Трудно выделить среди них самое впечатляющее, но мы решили остановиться на VOSS (весна-лето 2001) по нескольким причинам. Во-первых, Маккуин в очередной раз как никто другой сумел ткнуть публику лицом в собственные пороки: перед началом показа зрителям пришлось час сидеть напротив огромного зеркального куба, пялясь на себя и друг друга — лучшей сатиры на тщеславие обитателей мира моды и не придумаешь. Во-вторых, этот самый куб и служил подиумом для моделей. Наконец, в конце шоу в центре всего действа оказалась обнаженная Мишель Олли, опальная британская писательница. Финальная мизансцена была аллюзией на вдохновившую Маккуина работу фотографа Джоэла-Питера Уиткина Sanitarium и его попыткой сказать: мы все не идеальны.

Dries Van Noten, весна-лето 2005

В том сезоне бельгиец Дрис ван Нотен отметил в каком-то роде юбилей карьеры — 50-й показ с момента основания модного дома. Понятное дело, отпраздновать его дизайнер хотел особым образом. Давний друг ван Нотена, гениальный продюсер фэшн-шоу Этьен Руссо (кстати, они вместе делали первые шаги в моде в далеком 1991 году), предложил: почему бы не заменить привычный подиум на что-то другое? Например, на обеденный стол. Перед показом 500 зрителей рассадили за 150-метровым столом, а обслуживающие их официанты синхронными отрепетированными движениями меняли блюда и разливали вино. Как только ужин закончился, стол превратился в импровизированный подиум, и гости смогли-таки оценить то, зачем пришли — новую коллекцию. Кстати, Руссо называет этот показ своим шедевром.

Jean Paul Gaultier, осень-зима 2007/2008

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

JEAN PAUL GAULTIER, ОСЕНЬ-ЗИМА 2007/2008

Канадская модель Коко Роша любит рассказывать, что, прежде чем попасть в мир моды, всерьез увлекалась ирландской чечеткой и даже собиралась податься в профессиональные танцоры. К счастью (или нет), девушку показ вовремя заметил модельный скаут (по иронии судьбы это произошло во время танцевального конкурса) и предложил заключить контракт. Столь длинное предисловие вот к чему — не стоит удивляться, что осенне-зимний показ 2007/2008 года открыла Роша, исполняющая танцевальные па в своем любимом жанре. Выход был логичной прелюдией к коллекции, построенной вокруг тартана всех мастей.

Pierre Cardin, весна-лето 2008, и Fendi, весна-лето 2008

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

В 2007 году сразу два уважаемых модных дома заставили говорить о себе, четко обозначив свои намерения относительно Китая как важного стратегического рынка. Fendi сперва показал сезонную коллекцию, как обычно, в Милане, а затем устроил специальный показ — где бы вы думали? — прямо на Великой Китайской стене (говорят, мероприятие обошлось бренду в 10 миллионов долларов). А за пару месяцев до этого Пьер Карден построил подиум среди дюн пустынного уезда Дуньхуан. Остается только гадать, было это простым совпадением или обе компании почуяли неладное в будущем западной экономики. В любом случае то была разумная стратегия, которую сейчас взяли на вооружение многие крупные бренды, пример чему — последний круизный сезон.

Rick Owens, весна-лето 2014

Мы давно поняли, что Рик Оуэнс из тех, кто не упустит возможность заставить говорить о себе даже людей, далеких от мира моды. Два года назад для показа весенне-летней коллекции дизайнер отказался от обычных моделей и пригласил на их место степ-танцовщиц из четырех разных коллективов: нью-йоркских Soul Steps и Momentum и вашингтонских Washington Divas и Zetas. Каждую девушку нашли через YouTube, а на подготовку шоу ушло пять месяцев. Реакция публики на отбивающих жесткие ритмы и корчащих агрессивные лица девушек была неоднозначной, но многие угадали самый модный показ в этом иронию Оуэнса над нелепой серьезностью обитателей мира моды.

Iris Van Herpen, осень-зима 2014/2015

Бельгийский художник Лоуренс Мальстаф известен тем, что любит иногда упаковать людей в огромные вакуумные пакеты и выставить на всеобщее обозрение. Его инсталляцию Shrink показывают в музеях по всему миру, а в 2014 году одну из вариаций на тему могли лицезреть гости Парижской недели моды на показе Iris van Herpen. Модели, висящие в позе эмбриона в пластиковых вакуумных емкостях, были центром сет-дизайна показа. Казалось, вокруг идут съемки какого-нибудь футуристичного научпоп-фильма. Эту тему поддержала и сама коллекция: начиная с подходящего названия Biopiracy и заканчивая нарядами, созданными Айрис с помощью 3D-принтера в сотрудничестве с австрийским архитектором Джулией Кёрнер.

Gareth Pugh, весна-лето 2015

COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966COURRÈGES, ОСЕНЬ-ЗИМА 1965/1966

Тот сезон стал для британца Гарета Пью знаменательным по двум причинам. Во-первых, он перешел из расписания Парижской недели моды в Нью-Йоркскую. Во-вторых, отметить это дизайнер решил масштабно — вместо показа он устроил презентацию с видеопроекциями и танцевальными перформансами, поставленными известным хореографом Уэйном Макгрегором. Они размещались на трех разных площадках, между которыми нужно было перемещаться по ходу сюжета. Главный вопрос, который волновал гостей — а где, собственно, одежда? Действительно, танцоры-то выступали почти в чем мать родила. В конечном итоге коллекцию тоже показали — правда, в виде презентации заранее отснятого лукбука.

Opening Ceremony, весна-лето 2015

Откровенно говоря, Кэрол Лим и Умберто Леон не самые большие шоустопперы Нью-Йоркской недели моды, но вот что касается оформления своих показов, тут они не прочь подкинуть что-то новенькое. Скажем, превратить его в театральную постановку, предложив зрителям вместо прогуливающихся по подиуму моделей полноценный спектакль длиной в 45 минут, как было в сезоне весна-лето 2015. За сценарий пьесы отвечал актер Джона Хилл, за режиссуру — Спайк Джонс, а главные роли исполнили, среди прочих, Эль Фэннинг, Дри Хемингуэй, Карли Клосс и Джон Кэмерон Митчелл. В качестве декораций — модели в вещах из весенне-летней коллекции. Сюжет пьесы, озаглавленной 100% Lost Cotton, незамысловат и крутится вокруг того, как двое дизайнеров собираются поставить фэшн-шоу.

Текст Ирина Дубина


Источник: http://www.interviewrussia.ru/fashion/-samye-neobychnye-pokazy



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Показы моды фото показы моды, последние новости про показы моды Что такое модное новшество

Самый модный показ Самый модный показ Самый модный показ Самый модный показ Самый модный показ Самый модный показ Самый модный показ Самый модный показ